psyxi.ru
Творческое объединение шизофреников
Лечение шизофрении творчеством и общением на psyxi.ru

Страница 8 из 11«1267891011»
Форум » Душевное общение » Творчество » Стихи и проза » Этот фантастический мир (мое творчество)
Этот фантастический мир
Lex #106 | Вторник, 23.01.2018, 20:08
Толстый ворон
Постоянные пациенты
Юзер-бар +
Круто.


Почему мы с вами здоровы?
Статус: нет меня
 
Евгрид #107 | Вторник, 23.01.2018, 21:38
Автор темы
Бунтующий
Постоянные пациенты
Юзер-бар +
Спасибо!


Еврейское счастье - это перерыв между двумя несчастьями...
Статус: нет меня
 
zarim #108 | Среда, 24.01.2018, 00:14
Охотник
Юзер-бар +
Евгрид, а сказка когда будет? wink


В моей голове - конституционная монархия:
Царь вроде бы есть, но реальная власть принадлежит тараканам...
Наш Арт-Журнал "Ковчег"
Статус: нет меня
 
Евгрид #109 | Среда, 24.01.2018, 00:22
Автор темы
Бунтующий
Постоянные пациенты
Юзер-бар +
Можно и сказку. Это сценарий, на самом деле.

Евгений Добрушин

Жили-были (начало)
Дед:
- Жили-были, поживали,
Барахлишко наживали
Дед, да баба – старики,
В деревеньке у реки…

Баба:
- Доброго здоровья, дед!
Что сготовить на обед?

Дед:
- Приготовь-ка мне бульон,
Из курицы и макарон.

Баба:
- Где же курицу мне взять?
Макароны где достать?
Дома – шаром покати!
Тьфу ты! Господи прости…

Дед:
- Злишься ты, старуха, зря!
Я заначил три рубля…
Дуй скорее на базар,
Поищи, какой товар.
Курицу купи, фасоль,
Перец, сахар, лук и соль.
Чтоб сытнее был бульон,
Прикупи и макарон.

Баба:
- Счас! Купить на эту трешку
Можно лишь совсем немножко!

Дед:
- Ну, как хочешь, поступай.
Все, что сможешь – покупай!

Баба, уходя:
- Ладно, старый, я пошла…
(Шарит по карманам и внезапно достает еще рубль)
- Вот! Еще я рупь нашла!

Дед:
- Замечательно! Иди!
Ждет дорога впереди…


Дед, оставшись один:
- Эх, житуха-лебеда!
Жить на пенсию – беда!
При таком, при росте цен
С голоду помрешь совсем!
А работать – силы нет!
Проклянешь весь белый свет…
Старость – это испытанье,
За грехи нам наказанье.
В молодости был балбес,
А теперь – хоть волком в лес
Выть голодным на луну...
Вот награда по уму!
Заработал бы мильон,
Ел бы счас себе бульон!
Впрочем, может, повезет –
Есть старуха принесет…

Баба входит с Рябой:
- Вот, я прикупила, Дедка,
Рябу, курицу-наседку.
Будет яйца нам нести,
Чтоб от голода спасти.

Ряба достает яйцо:
- Куд-куда, ко-ко-ко-ко!
Золотое вот яйцо!
Это – первое в десятке!
Скоро будете в достатке…
Я вас вмиг озолочу!..
А сейчас я спать хочу…
(Ряба уходит спать.)

Дед:
- Разве, золото – едят?

Баба:
- В нем белок есть, говорят…
Витамины, углеводы…
Но скрывают от народа
Истинную ценность злата…

Дед:
- Что-то слышал я когда-то…
В школе плохо я учился.
Безобразил, веселился,
Геологию не знал –
Только двойки получал.
Я про золото не знаю…
Лучше, вот, присяду с краю…
Будешь ты сама решать,
Как с яичком поступать.

Баба:
- Думаю, его съедим,
Скорлупу в утиль сдадим…
Надо бы его разбить
И пожарить…

Дед:
- …Так и быть!
Я возьмусь за это дело!
(Дед бьет яйцо. Яйцо не бьется.)

Баба:
- Эх, какой ты неумелый!
Вот, как надо!
(Баба бьет. И у нее не получается.)

Дед: - … Ерунда!
С золотом всегда беда…

Прибегает Мышь. Вертит хвостом:
- В чем проблема, дорогуша?
Лучше ты меня послушай:
Там за печкою живет
Толстый и пушистый кот.
Вот его сварить бы надо!..
Суп с котом – моя услада…
Слышишь, старый идиот:
Шерсть на варежки пойдет…

(Мышь все время машет хвостом, и в конце фразы случайно сбивает яйцо на пол.
Яйцо падает и разбивается.)

Бабка:
- Ах ты, дьявольская сила!
Ты зачем яйцо разбила?!

Дед:
- Ты чего, ядрена мать,
Стала тут хвостом махать?!

Мышь:
- Ой, простите, дорогие!
Вот, скорлупки золотые…
(Мышь поднимает с пола скорлупки и протягивает их старикам.)

Баба:
- Ну-ка, прочь пошла, хвостатая!


Дед, сокрушенно:
- Вот, житуха полосатая!
Только нам вдруг повезло –
Эта мышь! Ну, как назло!

(Мышь убегает, захватив с собой скорлупки.)

Ряба просыпается и выходит:
- Что, профукали яйцо?
Результаты – налицо!

Баба:
- Мы, конечно, виноваты,
Что не знаем цену злата…
Дед:
- Опыт был нам интересен…

Ряба:
- Слушай, дед, не надо песен!
Прожил девяносто лет,
А мозгов в помине нет!
Ладно, в третьей пятилетке,
Ряба - принесет – наседка,
Вам обычное яичко…

Дед:
- Ах ты, миленькая птичка!
А сейчас что будем есть?!

Баба, озабочено:
- Надо по сусекам месть…


2 часть

Ряба:
- Это уж проблемы ваши.
Ну, а мне насыпьте каши!
Я, вот, зерна поклюю…
Очень просо я люблю!

Дед:
- Да, видать и здесь облом!

Баба:
- Тьфу! Не сказка, а дурдом!
Значит, так... Чтоб спечь пирог,
Нужен сахар и творог.
Молоко, один желток (с укоризной смотрит на Рябу)



Ряба:
- Лучше сделай колобок!
Технология проста:
Пшенной каши граммов ста,
Чай, в амбаре наберется.
Все это водой зальется,
Дальше – палочка дрожжей…
Эй, бабуля, веселей!
(Пока Ряба командует, баба стряпает под ее чутким руководством.)

Баба:
- Вот и Колобок готов!

Выходит Колобок.

Дед, обреченно:
- На два больше в доме ртов…

Колобок:
- Здравия желаю, дед!
Что сегодня на обед?

Баба:
- Ты, пока мест, посиди.
Наш обед, он – впереди…

Дед:
- Ну, а будешь возникать –
Может Ряба поклевать!

Колобок садится на скамейку и поет:
- Я румяный и веселый,
Мне живется очень клево.
Только все же неспроста,
Объедаются с поста.
Чувствую, что мой черед
Отправляться в чей-то рот.
Съесть меня сейчас хотят,
Только подождать велят.
Ну, а я не буду ждать…
Прыг! (соскакивает) Меня вам не поймать!

(Колобок убегает.)

Появляется Заяц:
- Вот, Волчара – негодяй!
Убегай, не убегай –
Рано или поздно в пасть
К Волку суждено попасть.
Это серое отродье
К нашей заячьей породе
Очень уж неравнодушно.
Мы для них – отличный ужин!
Ну, а нам, что скажешь жрать?
Нам-то, где еду достать?
Лишь морковка, да капуста…
А на огороде пусто!
Остается – убегать,
И от Волка жизнь спасать.

Появляется Волк и ловит Зайца:
- Заяц серый, куда бегал?
Ты от Волка удирал,
Только Волк тебя догнал!
Счас тебя я буду кушать,
Не оставлю даже уши.
Знай, что я крутой мужик:
Здесь пришел тебе «кирдык»!

Заяц:
- Вот несчастье! Ой-ё-ёй!
Волк, ты есть меня постой!
Несъедобный я продукт!
Лучше скушай этот фрукт!
(Заяц достает сливу и протягивает ее Волку.)

Волк:
- Эх ты, заячья душа!
Слива эта хороша,
Только мясо я люблю,
И тебя я погублю!

Появляется Медведь:
- Что за шум, а драки нет?!

Волк (показывая на Зайца):
- Вот, поймал себе обед.

Медведь:
- Заяц? Это хорошо!
Значит, вовремя пришел…
Ты добычу мне отдай,
Ну, а сам – проваливай!

Волк:
- Миша, ты совсем не прав!
У меня тут больше прав!

Медведь:
- Не пойму я не бельмеса!
Кто же здесь хозяин леса?!
Заяц, Волк или Медведь?

Волк:
- Это, как тут посмотреть…
Ты, конечно, очень крут,
Но и я не с краю тут!

Медведь:
- Надоел мне диалог!
Волк, ты счас получишь в рог!..

Волк:
- Ты, Медведь, не хулигань!

Медведь:
- Ах, Волчара! Ах ты, рвань!

(Дерутся. Волк в драке выпускает Зайца из лап.)
Заяц, освободившись:
- Пусть друг друга гнут в дугу!
Я, покуда, убегу…
(Заяц убегает.
Волк и Медведь прекращают драться.)

Медведь:
- Мы с тобой, два дурака,
Упустили русака!

Волк:
- Заяц-то, от нас удрал…
Только лапкой помахал!

Медведь:
- эх, такая вот непруха…

Волк:
- Нам ходить с голодным брюхом.
Уходят.
Появляется Колобок.
Бежит и поет:
- Я пшеничный колобок
У меня румяный бок!
Толстощек я и весел!
Я от бабушки ушел!
И от дедушки убег,
Хоть и попа вместо ног!
Я веселый карапуз,
Я по лесу пробегусь,
Мне не страшен зверь лесной,
Потому что с головой
Появился я на свет,
Посылаю всем привет.
Я приветливый такой,
Мне не страшен зверь лесной!

Выходит Заяц:
- Эй, ты, чудо-бутерброт!
Полезай-ка мне в живот!
Я не жрамши два денька!
Здесь – конец для Колобка!

Колобок уварачивается от Зайца и поет:
- Я пшеничный колобок
У меня румяный бок!
Толстощек я и весел!
Я от бабушки ушел!
И от дедушки убег,
Хоть и попа вместо ног!
Я веселый карапуз,
Я по лесу пробегусь,
Мне не страшен зверь лесной,
Потому что с головой
Появился я на свет,
Посылаю всем привет.
Я приветливый такой,
Мне не страшен зверь лесной!

Колобок бьет Зайца по ушам
и убегает.

Заяц ( уходя):
- лучше огород копать,
чем по уху получать.

Колобок поет:
- Я пшеничный колобок
У меня румяный бок!
Толстощек я и весел!
Я от бабушки ушел!
И от дедушки убег,
Хоть и попа вместо ног!
И от Зайца убежал,
По ушам я Зайцу дал.
Я веселый карапуз,
Я по лесу пробегусь,
Мне не страшен зверь лесной,
Потому что с головой
Появился я на свет,
Посылаю всем привет.
Я приветливый такой,
Мне не страшен зверь лесной!





Появляется Волк:
- Вот и яблочный пирог!
Попа есть, а нету ног!
Счас тебя я проглочу!
Эй! Я вовсе не шучу!

Колобок поет:
- Я пшеничный колобок
У меня румяный бок!

Толстощек я и весел!
Я от бабушки ушел!
И от дедушки убег,
Хоть и попа вместо ног!
И от Зайца убежал,
По ушам я Зайцу дал.
Я веселый карапуз,
Я по лесу пробегусь,
Мне не страшен зверь лесной,
Потому что с головой
Появился я на свет,
Посылаю всем привет.
Я приветливый такой,
Мне не страшен зверь лесной!

Волк уходит напевая.

Колобок поет:
- Я пшеничный колобок
У меня румяный бок!
Толстощек я и весел!
Я от бабушки ушел!
И от дедушки убег,
Хоть и попа вместо ног!
И от Зайца убежал,
По ушам я Зайцу дал.
Волку спел я рок-балладу,
Так ребята с ними надо -
Вешать на уши лапши,
Ноги в руки – и чеши!
Я веселый карапуз,
Я по лесу пробегусь,
Мне не страшен зверь лесной,
Потому что с головой
Появился я на свет,
Посылаю всем привет.
Я приветливый такой,
Мне не страшен зверь лесной!

Выходит Медведь:
- Это что за рок-концерт!?
Я не жрамши, а обед
Распевает хеви-метал
Бегая по лесу где-то!
Ну-ка, гамбургер, постой!
Час настал последний твой!

Колобок поет:
- Я пшеничный колобок
У меня румяный бок!
Толстощек я и весел!
Я от бабушки ушел!
И от дедушки убег,
Хоть и попа вместо ног!
И от Зайца убежал,
По ушам я Зайцу дал.
Волку спел я рок-балладу,
Так ребята с ними надо -
Вешать на уши лапши,
Ноги в руки – и чеши!
Я веселый карапуз,
Я по лесу пробегусь,
Мне не страшен зверь лесной,
Потому что с головой
Появился я на свет,
Посылаю всем привет.
Я приветливый такой,
Мне не страшен зверь лесной!
(Медведь под песню засыпает.
Колобок его утаскивает).

Колобок выходит и поет:
- Я пшеничный колобок
У меня румяный бок!
Толстощек я и весел!
Я от бабушки ушел!
И от дедушки убег,
Хоть и попа вместо ног!
И от Зайца убежал,
По ушам я Зайцу дал.
Волку спел я рок-балладу,
Так ребята с ними надо -
Вешать на уши лапши,
Ноги в руки – и чеши!
Я Медведя усыпил
И по лесу припустил.
Я веселый карапуз,
Я по лесу пробегусь,
Мне не страшен зверь лесной,
Потому что с головой
Появился я на свет,
Посылаю всем привет.
Я приветливый такой,
Мне не страшен зверь лесной!



Выходит Лиса:
- Ах, ты, милое созданье!
Словно Боженьки посланье,
Словно пирожок с небес,
И веселый, словно бес!
Как ты классно ля-бимоль
Выдаешь! И в этом соль!
Перец, сахар и чебрец…
Жаль что песенке конец!

Колобок:
- Если хочешь я спою
Тебе оперу свою.

Лиса:
- Ну, конечно, дорогой!
Я в раю одной ногой!
Ты прекрасно так поешь…
(В сторону): Есть хочу, ядрена вошь!


Колобок поет:
- Я пшеничный колобок
У меня румяный бок!
Толстощек я и весел!
Я от бабушки ушел!
И от дедушки убег,
Хоть и попа вместо ног!
И от Зайца убежал,
По ушам я Зайцу дал.
Волку спел я рок-балладу,
Так ребята с ними надо -
Вешать на уши лапши,
Ноги в руки – и чеши!
Я Медведя усыпил
И по лесу припустил.
Я веселый карапуз,
Я по лесу пробегусь,
Мне не страшен зверь лесной,
Потому что с головой
Появился я на свет,
Посылаю всем привет.
Я приветливый такой,
Мне не страшен зверь лесной!





Лиса:
- Ты поближе подойди.
Интонацию найди ты
получше для меня,
Я – поклонница твоя!

Колобок подходит совсем близко и поет:
- Я пшеничный колобок
У меня румяный бок!
Толстощек я и весел!
Я от бабушки ушел!
И от дедушки убег,
Хоть и попа вместо ног!
И от Зайца убежал,
По ушам я Зайцу дал.
Волку спел я рок-балладу,
Так ребята с ними надо -
Вешать на уши лапши,
Ноги в руки – и чеши!
Я Медведя усыпил
И по лесу припустил.
Я веселый карапуз,
Я по лесу пробегусь,
Мне не страшен зверь лесной…

Лиса его хватает.

Колобок:
- Что ты делаешь?! Ой-ой!

Лиса:
- Лиса, а не Медведь я!
Финита ля комедия!
Лиса его уносит.

Конец второй части.



Еврейское счастье - это перерыв между двумя несчастьями...
Статус: нет меня
 
Евгрид #110 | Среда, 24.01.2018, 00:23
Автор темы
Бунтующий
Постоянные пациенты
Юзер-бар +
Евгений Добрушин

Жили-были (окончание)
3 часть.


Перед закрытым занавесом.
Баба:
- Слышишь, дед, какая пруха!..
Дед:
- Ты чего орешь, старуха?
Баба:
- Репа во дворе растет – будет урожайным год!
Дед:
- Да, удача в самый раз! Репа вырастет у нас!
Баба:
- Надо репу поливать и навозом удобрять…
Дед:
- Ну, вот этого добра
Мы со скотного двора
У колхозников одолжим,
Рядом с репою положим,
И ко сбору урожая,
Вырастет она большая…
Баба:
- Урожай мы соберем,
С репы сварим суп потом,
Отъедимся, переварим, ..
Дед:
- Удобрения добавим -
Будет новый урожай…
Баба:
- Эх, старик, мечтай, мечтай!
Дед:
- Вот, смотри, какая связь:
Из навоза – репа – раз!
После, из нее – навоз,
Снова – репа… вот вопрос –
Все по кругу, колесом…
Баба:
- Все кончается дерьмом!..
Дед и баба открывают занавес.
За занавесом – огромная репа.
Дед:
- Вот и лето пролетело…
Баба:
- Репа выросла, поспела…
Дед:
- Стала, словно танк «Меркава»…
Баба:
- И пошла о репе слава…
Дед:
- Пишут уж о ней в газетах
И трубят по белу свету,
То что репа в этот год
В книгу Гинесса войдет!
Бабка:
- Прилетели журналисты,
Камеру включили быстро,
Стали репортаж снимать,
Как растенье вынимать
Будет из земли дедуля.
Дед:
- Дед пришел.
Бабка:
- А с ним бабуля…
Дед:
- Я сейчас ее возьму
И из грядки потяну!
(тянет)
- Вот, каналья, не идет…
Бабка:
- Надорвешь сейчас живот!
Дай-ка, старый, помогу…
(берется за деда)
- Фу… устала… не могу!..
Появляется Ряба:
- Ко-ко-ко! Опять проблемы?
Дед:
- Что, несушка, видишь, где мы?
Ряба:
- Репу тянете? Ну-ну…
Ладно! Я вам помогу!
(Ряба берется за бабку, бабка – за дедку…)
Бабка:
- И втроем не совладать!
Дед:
- Ты б кого позвала, мать!..
Бабка:
- Репортеры, мож, помогут?
Дед:
- Как же! Сразу! Слава Богу,
Не мешают нам пока…
Ряба:
- Жалко нету Колобка…
Он бы точно нам помог.
Только он от нас убег…
Прибегает Жучка:
- Гав, гав, гав! Привет, друзья!
Помогать вам буду я!
Баба:
- Ты за Рябу ухватись…
Дед:
- Ну-ка, взяли!
Ряба:
- Зашибись!
Ну, не репа, а Биг-Бен!
Баба:
- Нас замучила совсем!
Появляется Кошка:
- Мяу, мяу! Всем привет!
Очередь, как в туалет!
Дед:
- Репу тянем…
Кошка:
- Вот дела!
Ряба:
- Чуть концы не отдала!
Жучка:
- Мы, как бурлаки на Волге…
Кошка:
- Без меня не будет толку!
Я – за Жучку…
Жучка:
- Я за Рябу…
Баба:
- Я – за деда…
Ряба:
- Я – за бабу…
Дед:
- Я – за репу…
(тянут)
Вот те раз!..
Не идет она у нас!
Кошка:
- Видно, Мышку надо звать…
Баба:
- Дружно будем мы кричать:
Все вместе:
- Мышка, Мышка, прибегай!
Из беды нас выручай!
Прибегает Мышка:
- Пи-пи-пи! А вот и я!
Кошка (ласково):
- Ах, ты, умница моя!
Ну, давай, впрягайся дружно…
Ряба (серьезно):
- Репу вытянуть нам нужно…
Дед командует:
- Ну-ка, взяли! Три, два, раз!
Вытянули репу.
Ряба:
- Вот и репа!
Дед:
- Высший класс!
Если дружно и умело
Взяться всем за это дело,
Репу весом в десять тонн
Вытащим из грядки вон!

Баба:
- А теперь, друзья-бригада, нам сварить бы репу надо!
Жучка:
- Будем репой круглый год набивать себе живот.
Баба:
- Мы для этой, для еды счас возьмем котел воды…
Кошка:
- Репу вымоем, порежем, овощей добавим свежих…
Ряба:
- Будет клевая похлебка…
Дед:
- Не хватает только водки…
Баба:
- Водку – детям?! Ты – балбес!
Дед:
- Извини, попутал бес… Я, ваще-то, не алкаш…
Мышка:
- Да уж… Праведник ты наш!..
Кошка:
- Хватит ссориться, друзья, репка уж сварилася!
Баба:
- Эта порция – для деда, эта – Рябе для обеда,
Эта – Жучке, эта – Кошке, а для Мышки – в этой плошке…
Не обижу и себя. Кушать с вами буду я.
Едят.
Дед:
- Вот и съели мы обед.
Жучка (убегает):
- Я, пожалуй, в туалет…
Ряба (уходит):
- Я пойду на лавку спать…
Кошка (тоже уходит):
- Блошек я пойду считать…
Бабка:
- Как все быстро разбежались!
Дед:
- Дык, отъелись, отожрались…
Баба:
- Кто ж за ними дверь закроет?
Дед:
- Вон, в лесу волчище воет…
Баба:
- С голодухи – вой, не вой…
Дед:
- Слышь, старуха, дверь закрой!
Баба:
- Раскомандовался, старый… Нету на тебя управы!..
Дед:
- Что, скажи мне, за ответ? Дверь закрыть – проблемы нет!
Баба:
- Вот, ты сам бы и закрыл…
Дед:
- Я наелся, нету сил!
Баба:
- Накормила лоботряса! Я ведь, тоже, нажралася!
Нету сил и у меня…
Дед:
- Кто же прав, ты или я?
Баба:
- Чтобы справиться с бедою, будем мы молчать с тобою.
Кто промолвит первый слово – дверь закроет на засовы.
Ты согласен или как?
Дед:
- Хорошо, пусть будет так!
Замолкают.
Мимо проходят волки.
Волк:
- Глянь, Волчица, дверь открыта!
Волчица:
- Морда у меня не мыта… В гости так нельзя идти…
Волк:
- Слышь, подруга, не шути!
Нас никто не приглашал, в гости нас к себе не звал!
Волчица:
- Дверь открыта – знать, зовут! Может, что поесть дадут?
Волк:
- Здравствуй, бабка! Здравствуй, дед!
Волчица:
- Эй вы, старички, привет!
Старики молчат.
Волк:
- То ль глухие, то ль немые…
Волчица:
- Ну, не помешаем мы им…
Волк (садится за стол):
- Вот и жрачка!
Волчица:
- Что кричишь?
Волк (деду):
- Дед, покушать разрешишь?
Волчица:
- Вот, молчун…
Волк (волчице):
- Садись за стол!
Волчица (садится, берет еду):
- Репа, сахарный мосол…
Волк (ест):
- Бутерброды хороши… Значит, мы не зря пришли.
Волчица:
- Говорят, что за обедом надо умную беседу
Всем вести интеллигентно…
Волк:
- И не чавкать перманентно… Правильно сказал я, бабка?
Волчица:
- Все молчит…
Волк:
- Поел я сладко!
Ну, пора бы и домой…
Волчица (забирает остатки еды):
- Репу заберем с собой…
Волк (откровенно грабит стариков, видя, что они не мешают):
- Да и мебель пригодится. Стулья выноси, волчица!
Новенький магнитофон… Тоже пригодится он!
Волчица (хватает спящую Рябу):
- Лучше, Рябу я возьму. Сделаю я из нее рагу!
Баба:
- Рябу уносить постой!
Дед:
- Слышь, старуха, дверь закрой!

Волки уходят и поют песню
(на мотив «Бременских музыкантов»):

- Нам не нужно почестей и славы,
Только бы покушать на халяву,
Мы поели репу за обедом,
Погостили мы у бабки с дедом!

Дедка с бабкой в хату нас впустили,
Сладко отобедать разрешили,
Мы «спасибо» им не говорили –
Только барахлишко прихватили!

Тот, кто против зла не скажет слова,
Будет бессловесным, как корова,
Того волки обберут до нитки,
Унесут последние пожитки!


Конец третьей части.

Часть 4

Дед:
- Снова, Баба, мы одни,
Пролетают наши дни.
Нет еды, и нет питья,
Нету счастья и житья.
Колобок от нас убег,
Ряба гадит на порог,
Яйца Ряба не несет.
Кто от голода спасет?

Баба:
- Если был бы тут сынок,
Он, конечно б нам помог.

Дед:
- Кто ж нам будет помогать,
Наши души согревать?

Появляется Козел:
- Дед и Баба! Не грустите,
А меня к себе пустите!

Дед
Кто к окошку подошел?

Баба
Аль не видишь? То козел.

Дед
Он ли это?

Баба
Как не он!

Дед
Сон ли это?

Баба
Нет, не сон.

Козел:
Я вам буду помогать,
Жарить, парить, убирать.
Я вас кашей накормлю,
Я и дров вам наколю.
Все сумею, все смогу,
В старости вам помогу.

Дед:
- Вот Козел, так удивил:
По-людски заговорил!

Баба:
- В этой сказке все подряд
Нам чего-то говорят.
Только пользы никакой –
До сих пор живот пустой.
Разговором сыт не будешь,
Пропитанье не добудешь!

Дед:
- Ладно, Козлик, заходи!
Если сможешь – помоги!
А тебя мы не обидим…
Дальше: поживем – увидим!

Козел:
- Дров сперва я наколю,
Жарко печку истоплю,
После – каша и компот.
Чтобы не болел живот,
Надо соблюдать диету.
На, дедулечка, конфету!
(подает деду конфету)
В меру сладкое полезно –
Больно исхудал, болезный!
( убирает, готовит, старики помогают)
Дед:
- Ай да умница, Козел!
Хорошо, что к нам пришел.

Баба:
- Ну, теперь нам будет счастье
И в погоду, и в ненастье!

Дед:
- Будем жить, да поживать,
Вкусно есть и сладко спать.

Козел:
Час обеденный пришел -
Накрывать пора на стол.
Сядьте рядом на скамью.
Накормлю вас, напою.
( дед и баба едят )
Кушай баба не спеша

Баба:
Каша больно хороша!



Козел:
на бабуля – молока…
И – на печку! Спать пока.
Я же – в доме приберу,
Пол помою, пыль протру.
За уборкою спою
Я вам песенку свою,
Баю-баюшки-баю.
Баю-баюшки-баю.
Как мой дядюшка-козел
В огородники пошел,
В огородники пошел,
Всю капусту прополол.
Где была капуста,
Нынче стало пусто...


Козел:
- Вот и все! Конец уборке!
А теперь, возьму ведерко
В лес по ягоды пойду.
Может, и грибов найду.

Козел уходит.

Идет по лесу и поет:
- Длинноног я и рогат.
Старикам помочь я рад.
По лесу иду гулять,
Землянику собирать.
Я для стариков родных
Наберу грибов лесных.
Главный ведь теперь у них,
Я у стариков своих.

Уходит.

Появляются волки (Волк, Волчица и Волчонок)

Волк:
- Чую я козлиный след!

Волчица:
- К нам, видать, идет обед!

Волчонок:
- По рогам Козлу дадим,
А потом его съедим!

Волк:
- Значит, сделаем засаду.
Счас, я объясню, как надо:
Ты, Волчица, здесь постой.
Ты, Волчонок, тыл прикрой.
Я же буду нападать
И рога ему ломать.
По моей команде бить,
На землю Козла валить.

Волчица:
- Хорошо повеселимся!

Волчонок:
- Подеремся, наедимся!

Волк:
- Наши острые клыки
Козлика – да на клочки!

Волчица:
- Этот боевой урок
Чтоб пошел Волчонку впрок.

Волк:
- Чтобы стать волчарой грозным,
Надо делать все серьезно.

Волчица:
- Тут теперь не до игры…

Волк:
- Всё! В засаду! До поры...

Прячутся.

Появляется Козел:
- Вот хорошая тропинка...
Ягоды, как на картинке!
А грибов-то, а грибов!
Чтоб я был себе здоров!..

Выбегают волки.
Волк:
- Что, попался, длиннорогий?

Волчонок (смеясь):
- дальше нет тебе дороги…

Волчица:
- Вот и повстречался с нами…

Волчонок:
- Будет нам рагу с грибами!

Козел:
- Эй, ребята, вы чего?
Я не трогал никого…
Никому я не мешал,
Ягод, вот, насобирал…

Волк:
- Есть рога, но нет умишка.

Волчонок:
- Ах ты глупенький козлишка!

Волчица:
- Так сложилось за века:
Ты добыча для ВолкА!

Козел:
- Ладно. Если в этом дело,
То я в бой вступаю смело!
Жизнь так просто не отдам.
Все получат по зубам!
Вас копытом запинаю,
Вас рогами забодаю,
Помнить будете потом
Как гонятся за Козлом!

Дерутся.убегают.
Появляются только волки
Волк:
- Эй, Волчица, слушай Волка!
Ухвати его за холку!

Волчица:
- Эй, Волчонок, нападай!
Зубы в ход скорей пускай!

Голоса деда и бабы
(издалека)
Ах, козел ты наш, козел!
Ты куда от нас ушел?

Козел выбегает
(волкам)
Что? Слыхали? Баба с дедом
В лес идут за мною следом.
Никуда вам не уйти.
С нашим дедом не шути!
Он несет с собой двустволку, -
Не уйти от смерти волку.
Да и баба наша - хват.
Как возьмется за ухват,
Не помогут волчьи зубы -
Все останетесь без шубы!

Волчонок:
Мама, папа, я боюсь!

Волк:
Раньше времени не трусь!
Мы уйти успеем в чащу
И козла с собой утащим.
(снова бросаются на Козла)

Появляется Дед с Бабой. У Деда двустволка.
Дед:
- Это что за кавардак?!

Баба:
- Этот лес – сплошной бардак!

Дед:
- Да, никак здесь наших бьют!

Баба:
- По рогам Козлу дают!

Дед:
- Надо козлика спасать,
Из конфликта выручать…
Эй, Волчара, геть отсюда!
Ишь ты, серый! Чудо-юдо!
И Волчицу забирай,
А не то: бабах – и в рай! (Целится из ружья)

Драка прекращается.

Волк:
- Ты, Дедок, не горячись…
Успокойся, остудись…
Больше мы Козла не тронем.

Волчица:
- Вот, гляди, уже уходим!

Волчонок:
- Все в порядке! Все путем!
Ну, родители, пойдем…

Волки уходят.

Козел:
- Вот спасибо, старики!
Ох! Устали кулаки…
Вовремя вы подошли
И меня в лесу нашли.
Думал, мне несдобровать –
Трудно с волком совладать!

Дед:
- Ты, Козел, нам помогал,
Нас кормил, дом убирал.
Как же бросим мы тебя –
Мы теперь твои друзья.
Знает каждый по себе -
Узнается друг в беде.

Ряба :
- Тут и сказочке конец,
А кто слушал – молодец!



Еврейское счастье - это перерыв между двумя несчастьями...
Статус: нет меня
 
zarim #111 | Среда, 24.01.2018, 11:49
Охотник
Юзер-бар +
Классно! good :)


В моей голове - конституционная монархия:
Царь вроде бы есть, но реальная власть принадлежит тараканам...
Наш Арт-Журнал "Ковчег"
Статус: нет меня
 
Евгрид #112 | Среда, 24.01.2018, 16:54
Автор темы
Бунтующий
Постоянные пациенты
Юзер-бар +
Цитата zarim ()
Классно!

Спасибо! Дети на спектакле писали кипятком от смеха! Да и родители тоже. Они до сих пор его играют, этот спектакль.



Еврейское счастье - это перерыв между двумя несчастьями...
Статус: нет меня
 
zarim #113 | Среда, 24.01.2018, 17:00
Охотник
Юзер-бар +
Это непросто, чтоб детям понравилось))


В моей голове - конституционная монархия:
Царь вроде бы есть, но реальная власть принадлежит тараканам...
Наш Арт-Журнал "Ковчег"
Статус: нет меня
 
Евгрид #114 | Среда, 24.01.2018, 17:08
Автор темы
Бунтующий
Постоянные пациенты
Юзер-бар +
Евгений Добрушин

Детерминанты

- А теперь, жидовская морда, стань на колени и повторяй за мной: "Прости, Бобзик, меня, козла вонючего, что я наступил тебе на ногу".
Олег Бобзин, негодяй и подонок, вождь антисемитской своры седьмого "В", стоял в окружении своей банды, прижав Макса Ривкинда к стене. Тот затравленно озирался, готовясь отразить удар, с какой бы стороны он ни последовал.
Одинокий волк против стаи трусливых псов…
К сожалению, последних было слишком много. Жирная туша Бобзина все больше напирала на Максима, и тот потихоньку начал ее отпихивать от себя, не решаясь, впрочем, нанести удар первым. Бобзик тоже дрейфил.
До конца перемены оставалось еще десять минут…
Кто-то из ублюдков начал плеваться. Сопли и слюни оставляли на синей школьной форме противные скользкие следы, некоторые плевки попадали в лицо. Когда "избиения младенца" было уже не миновать, в коридоре появилась Лера Быстрова.
Впрочем, она уже давно наблюдала за всем происходящим из-за колонны, и когда Макс это понял, ему стало еще обиднее - девочка, в которую он был влюблен с самого ее первого появления в их классе, была свидетельницей его унижения.
До сих пор ему удавалось избежать прямой стычки с бандой Бобзика. Он уходил, прятался на черной лестнице, на других этажах, но сейчас удрать ему не удалось. Единственный еврей в классе, да к тому же еще и лучший ученик, он вызывал законную ненависть и зависть у бездарных и озлобленных детей алкоголиков и бандюг. Правда, отец Феди Ишакова пьяницей и бандитом не был, а был, наоборот, большим начальником у себя на заводе, и даже, кажется, секретарем заводской парторганизации. Впрочем, это не мешало его любимому сыночку быть законченным дебилом и двоечником.
Кто был отец Бобзина, Макс не знал. А сам Бобзик был такой редкостной сволочью, хуже которой он никогда больше в жизни не встречал.
Однажды, когда пацаны переодевались после урока физкультуры, Вадик Зеркин, тоже из его компании (бывший приятель Макса, но переметнувшийся в последствии к более сильному), спросил того, чтобы тот сделал с Быстровой, если бы знал, что за это ему ничего не будет.
- Вначале бы изнасиловал, - сказал семиклассник Бобзин, - а потом бы убил, наверное... - и гадливо и садистски улыбнулся.
Макс был готов его разорвать тогда…
Но их всегда было больше. Конечно, если бы он был также отчаянно смел, как его отец, он взял бы в руку что-нибудь тяжелое и огрел бы им этого подонка по голове. Но воображение сразу рисовало ему лужи крови, труп Бобзина, милицейский участок, колонию для несовершеннолетних преступников и... еще большие муки и унижения. А еще, говорят, буйных "борцов за справедливость" медленно убивают лекарствами в психушках...
Советская Россия! Страна равных возможностей!
Итак, Лера вышла из-за колонны. В руке она держала маленький полупрозрачный шарик, похоже, из каучука.
- Детерминантой в лоб хочешь? - спросила она весело Бобзика.
- Чем? - не понял он.
- А вот чем! - и она запустила шарик прямо в голову одноклассника.
Шарик отскочил от Бобзина и полетел прочь.
- Держи ее! - крикнул тот и помчался за девочкой.
Все бросились в погоню. О бедном еврее они на какое-то время забыли.
Лера ловко уворачивалась от рук шпаны, то и дело кидая в них свои шарики. Погоня продолжалась по всей школе, но, вскоре, догонявшие выдохлись и отстали.
Когда они вернулись на свой этаж, то к своему удивлению увидели, что шарики продолжают скакать по коридорам и рекреациям, многократно отражаясь от стен, потолка и пола и никак не останавливаются.
Тут раздался звонок на урок.
В классе все еще некоторое время обсуждали эти шарики, которые никто не мог поймать или остановить, и которые Быстрова так странно назвала детерминантами.
А после урока все пошли в столовую. На компанию Бобзина вдруг напал волчий аппетит. Все они съели по три порции обеда, но сил им это, похоже, не прибавило.
А Макс Ривкинд, между тем, отозвал Леру Быстрову в сторону и сердечно ее поблагодарил за то, что она спасла его от расправы. При этом он накушался унижения еще больше, чем тогда, со шпаной.
Еще бы! Не он защитил девочку от гадливых рук Бобзина, а она отвлекла этих ублюдков от него.
- Не расстраивайся, Макс! - сказала она. - Я думаю, больше они не будут тебя трогать.
Она потрепала его по черным еврейским кудрям, ласково улыбнулась и пошла в класс.
- Подожди! - Максим догнал ее. - А что это за шарики, которые все время скачут? Откуда они у тебя?
- Детерминанты эти?
- Ну да!
Она усмехнулась.
- Много будешь знать, скоро состаришься!
- А все-таки? - не унимался мальчишка.
- Послушай, Максим, - сказала она спокойно, - всему свое время. Не беги впереди паровоза, понял?
- Понял... - сказал Ривкинд, так ничего и не поняв.
А на следующий день никто из компании Бобзина в школу не пришел.
Не пришла и Лера.
А шарики-детерминанты все прыгали и прыгали по этажу, игнорируя раскрытые окна, двери, увертываясь от рук детей и взрослых, и все время, оставаясь в замкнутых пространствах рекреаций и коридоров. И чем больше они прыгали, тем меньше оставалось сил у тех, в кого они попали в момент броска девочки - Бобзина, Ишакова, Зеркина, Метрова, Гладилина и других. За одну ночь каждый из них похудел на пять килограммов. Утром их отвезли в больницу, положили под капельницы, но ни питательные растворы, ни уколы глюкозы не могли восполнить те потери энергии, которые уходили на прыганье детерминант.
Школу закрыли. Теперь специалисты из разных НИИ вели круглосуточное наблюдение за шариками под бдительной охраной КГБ и милиции.
Попытались найти Леру Быстрову.
Напрасно.
По адресу, указанному в классном журнале, никто не жил. В паспортном столе, списках Госбезопасности тоже никого подобного не было, да и родителей ее никто и в глаза не видел.
Допросили Макса. Тот же результат.
А пацанам становилось все хуже и хуже. Они превратились почти в скелеты и были уже на грани жизни и смерти.
И тогда один старый еврей из Института Ядерных Исследований сказал:
- Пусть они попросят у Макса прощения. При всех. Может это их спасет.
И вот Максим Ривкинд пришел в больницу. То, что он увидел, заставило его внутренне содрогнуться.
Он уже их простил. Но они все же сами, в присутствии одноклассников, их родителей и учителей, в большом зале собравшихся на это невиданное действо, попросили прощения у еврейского мальчика, которого они так долго унижали и оплевывали на протяжении трех последних лет. Чтобы спасти свои шкуры, под которыми теперь были уже только кости, как у еврейских детей Освенцима и Дахау.
- Я вас прощаю! - сказал Макс.
И в этот момент детерминанты остановились.
Теперь жизни придурков из седьмого "В" ничего не угрожало. Они быстро пошли на поправку.
Как же долго потом ученые ломали голову над подобранными шариками!
После шести лет упорных исследований все пришли к выводу - самый обычный каучук. Да, да!
Самые обычные каучуковые шарики, которые продаются в любом детском магазине.

13.04.1999.



Еврейское счастье - это перерыв между двумя несчастьями...
Статус: нет меня
 
Евгрид #115 | Четверг, 25.01.2018, 18:22
Автор темы
Бунтующий
Постоянные пациенты
Юзер-бар +
Евгений Добрушин

Триумф Слабака

Напряжение чувствовалось повсюду. Командир уже больше суток не покидал капитанской рубки, команда постоянно проверяла системы корабля, а десант без устали тренировался в спортзалах и бассейнах.
Единственным человеком, которому было совершенно наплевать на Штурм, был Слабак. Он, как всегда, был в творческом угаре и упивался своими новыми электронными симфониями, песнями и видеокартинами к ним. Да, он называл их именно "видеокартины", а не "видеоклипы", как это было принято раньше, ибо в них он видел художественную ценность именно произведения искусства, а не просто видеомузыкальную заставку.
Он так увлекся работой, что не расслышал предупреждение командира о приближающейся сингулярности. И только по сильнейшему эмоциональному напряжению он догадался, что они уже почти там. Когда же корпус гигантского корабля завибрировал от перегрузок, и вслед за этим раздался мощный рокот и треск раскалывающейся сингулярности, Слабак потрясающим аккордом завершил оперу и, вытащив кристалл с новой записью, бросился к своей авиетке.
На звездолете была объявлена всеобщая тревога. Тучи планетолетов всевозможных моделей метались над ангарами в ожидании команды "На штурм!" Самые нетерпеливые уже покинули звездолет и крутились вокруг него, в суматохе не имея возможности правильно сориентироваться. И только Слабак, не спеша, продувал двигатели, проверял системы жизнеобеспечения и навигационные приборы. Некоторые пилоты тоже оставались в ангарах из-за неполадок в технике, другие, особо рьяные, терпели аварию и разбивались, только-только оторвавшись от земли.
Конечно, Слабак, как и все остальные десантники, мечтал о Принцессе, но эта мечта не принимала у него формы навязчивой идеи, как у большинства, а только побуждала к творчеству. Даже сейчас, когда "Универсал1", звездолет-гигант, в котором долгие годы жили Посланцы, с диким грохотом несся в самое жерло Черной дыры, Слабак больше был занят музыкой, чем происходящим вокруг.
И вот, наконец, заветный приказ был получен, гравитационный барьер снят, и сонм авиеток устремился через головной отсек наружу. Что ждет их там, никто не знал, но угар атаки гнал вперед, не оставляя времени на раздумья.
Планетолет Слабака стартовал одним из последних. Сделав прощальный круг над порталом, он взмыл вверх, прошел через лабиринт шлюзов и вскоре оказался за пределами корабля. Он прекрасно знал, что вернуться на звездолет ему уже не суждено - запрещал Закон. Но он был готов к этому. Сверхзадача была важнее родины.
Он проверил бортовые системы корабля, провел рекогносцировку. Наличие обычной земной атмосферы за бортом немало обрадовало его. Свой планетолет Слабак собрал сам, и так как он совершенно ничего не понимал в современных вооружениях, единственным оружием, которым он оснастил свой модуль, были мощные динамики собственной конструкции, усилитель на полтора мегаватта и офигенная светомузыка, которую он собрал в далекой юности для школьных вечеринок. Братья десантники подшучивали над ним - Слабак хочет превратить Штурм в дискотеку!
Он не обижался на них, ибо чувствовал, что прав именно он, хотя никакому рациональному объяснению его действия не поддавались.
Зато теперь он мог использовать свою квадросистему во всем ее великолепии. Он врубил "тяжелый металл". "Космический панк", как нельзя больше, подходил для нынешней ситуации:

Сижу и жму
Я на стальные рычаги.
Спокойно жду
Я то, что будет впереди.

Гудит, как мощный танк,
Мой реактивный гроб.
Зовусь я Стрый Панк,
И мой раскрашен лоб.


Гроб, гроб, гроб...
В большом гробу, в большом гробу...
Гроб, гроб, гроб...
К мирам потухшим я лечу..
.
Гудит, как мощный танк,
Мой реактивный гроб!

Лазерная иллюминация, световые сполохи, сопровождаемые мощным ревом динамиков, вмиг рассеяли всех обитателей Параллельного Мира, и многомиллионный отряд десантников устремился к Замку Принцессы.

Судьба, как хищный зверь,
За мною ходит по пятам.
Скребется лапой в дверь -
Ей не открою, знаю сам,
Что лишь одну тоску
С собою принесет она,
Свинцовую доску,
Что станет крышкой от гроба.

Память, к черту память! -
Опять покою не дает!
Славить, черта славить
Способен лишь такой же черт!
Гудит, как мощный танк,
Мой реактивный гроб!

Сверкающий и громыхающий тяжелым роком кораблик Слабака замыкал могучий поток. Штурм продолжался.

Вот где-то впереди
Стеною черной грянул свет.
Сомненья позади,
И страха совершенно нет!

Пространства-времени
Вдруг рвется золотя нить,
И поколениям
Останется меня забыть.

Гроб, гроб, гроб...
Мгновенья тянутся года...
Гроб, гроб, гроб...
Я улетаю навсегда.
Гудит, как мощный танк,
Мой реактивный гроб!

Слава богу, что надежная звукоизоляция обшивки обеспечивала хорошую защиту ушам Слабака, иначе к месту назначения он прибыл бы уже инвалидом.
Вместе с тем продвижение к цели шло весьма успешно, хотя к концу пути от всей компании осталось всего пару десятков кораблей. Не выдержав тягот боя, большинство сошло с дистанции и кануло в небытие.
Среди лидеров был и наш герой. Изрядно потрепанная, с полузаглохшей светомузыкой и порванными динамиками, его авиетка причалила к Замку.
У ворот замка шло Последнее Сражение. Мечи, копья, булавы и ножи сверкали в руках богатырей, трупы и отрубленные части тел скатывались по мраморным ступеням, окрашивая их снежную белизну в алый цвет молодой крови. Слабак вылез из корабля, волоча за собой классическую шестиструнную гитару. Собрав последние силы, он устремил свой взор к балкону, на котором стояла прекрасная пленница, обалденным перебором пробежал по струнам и запел:

Тебя увижу я средь бела дня -
Ты затмеваешь солнце для меня!
Из глаз твоих волшебный льется свет -
Тебя прекрасней во вселенной нет!

Ты, словно фея добрых снов,
Плывешь над полем из цветов,
В манящей, сказочной дали
Ты - воплощение любви!

Тебе дарю я алых роз букет -
Тебе исполнилось семнадцать лет.
Свои стихи пишу я в твой альбом,
И все мне кажется чудесным сном.

Но
Меня ты не видишь,
И не замечаешь,
Моих слов не слышишь,
О принце мечтаешь...

Внезапно, откуда-то прилетевший тамагавк, со свистом рассек воздух и врубился в нежное дерево гитары. Хруст древесины и звон лопающихся струн завершили последний аккорд. Слабак чуть не разрыдался, увидев, что осталось от подарка его учителя, великого Музыканта, но, вспомнив, что не допел еще два куплета, бросился к авиетке за новым инструментом. И вовремя, ибо следующий тамагавк летел ему в голову.
Вернувшись с электроорганом в руках, он встал в прежнюю позу и продолжил пение:

Но вот проходит день, а после дня
Иду по городу я без тебя.
Смотрю я ввысь, и кажется порой,
Луна смеется над моей тоской.

Голова какого-то десантника скатилась к ногам Слабака. В искаженном злобной гримасой лице он узнал Бравого, того самого, который больше всех потешался над ним в годы Полета.

Но я надеюсь, что минуют дни,
Поверишь в силу ты моей любви.
Ну а пока один бреду домой,
И тучи мчатся вдаль над головой.

Но
Меня ты не видишь,
И не замечаешь,
Моих слов не слышишь -
О принце мечтаешь!

Стрела выбила клавишу из-под его пальцев. Синтезатор заглох. В отчаянии, Слабак изо всех сил огрел им по голове какого-то рыцаря, и тот рухнул замертво. Это был последний защитник крепости. Уставшие после многочасового сражения десантники отдыхали перед разбитыми воротами Замка.
И тут Слабак вспомнил, за чем, собственно, он сюда пришел. "Принцесса!" Он рванул к воротам.
Когда он пересек заветную Черту, его словно током прошило. И тут он увидел, как над всем Замком, словно, из ничего, возникает алмазный купол. Он был в ловушке! Обернувшись, он увидел, как проснувшиеся десантники тщетно пытаются разрубить мечами сверхпрочный минерал. С замирающим сердцем он пошел навстречу судьбе.
От ворот вверх вела широкая парадная лестница, заканчивающаяся большими стеклянными дверями, разукрашенными золотом и драгоценными камнями. За дверьми открылась большая зала с высокими сводами, с которых свисали огромные лампы в тысячу свечей. Посередине стоял большой стол из мореного дуба, покрытый белоснежной скатертью, уставленной всевозможными яствами в золотой и серебряной посуде. Вокруг стола сновали прекрасные девушки, одеждой которым служили небольшие куски шкур, оружие и дорогие украшения. Увидев Слабака, две из них подошли к нему и легко взяв за руки, подвели к столу, предлагая угощаться всем, что он видит перед собой. Он не заставил себя долго упрашивать. Еда была превосходная, напитки просто изумительны, и девушки, к тому же были ловки и расторопны, постоянно накладывая ему на огромную золотую тарелку все новые и новые порции. Слабак наелся до отвала. После этого ему так захотелось спать, что он отрубился, не успев встать из-за стола. Амазонки легко подняли его на руки и отнесли в небольшую комнату по соседству, где он и проспал целых двенадцать часов.
Когда он проснулся, первое, что он увидел, были глаза. Они были небесно-голубого цвета, с длинными ресницами, и их огромные черные зрачки словно вбирали его в себя. Казалось, они заглядывают ему прямо в душу, берут ее в свои нежные невидимые ладони и ласково гладят, как маленького пушистого котенка, и душа греется в них под мягким голубым светом, теплым ручьем струящимся из этих волшебных глаз. Слабак почувствовал, что его словно затягивает в бездонную пучину, ему уже нехватало воздуха, он понял, что еще немного, и сознание покинет его. С трудом вынырнув из этого синего водоворота, он перевел дух и разглядел ту, кому принадлежали эти чудесные глаза.
Несомненно, это была Принцесса. Золотой поток волос обрамлял нежное девичье лицо с тонкими, аристократическими чертами, и волной спадал на плечи и грудь, прикрытую тигровой шкурой. Во всей ее фигуре чувствовалась сила и легкость, и какая-то чисто кошачья грация, чему еще более способствовал мех животного, прикрывающий интимные части тела от нескромных взглядов мужчин.
- Я Принцесса, - сказала она, и он чуть с ума не сошел от серебристой музыки ее голоса.
- Я так и думал, - выдавил из себя он.
- А как зовут тебя? - спросила она.
- Слабак.
Она засмеялась.
- Никогда не думала, что у моего мужа будет такое странное имя! - сказала она сквозь смех.
- Знаешь, ты очень красиво пел, - добавила она улыбаясь.
- Спасибо. Вот... - он достал из кармана комбинезона заветный кристалл.
- Что это?
- Это кристалл с записью моей симфонии. Я сочинил ее для вас.
- Спасибо. Мы будем слушать ее на нашей свадьбе. Только, почему ты называешь меня "на вы"?
- Ну, ты же королевская особа...
- Молодец! - похвалила она. - Ты быстро все схватываешь.
Она взяла его за руку и поднялась с кровати, на краешке которой сидела.
- Пойдем! - она увлекала его за собой.
Он поднялся и, как завороженный, пошел за ней.
Она вела его через коридоры замка, переходя из зала в зал, и стражницы-амазонки гостеприимно и услужливо открывали перед ними тяжелые кованные двери. Все они, включая саму Принцессу, были смуглы и мускулисты, оружие и шкуры заменяли им одежду и делали похожими на девушек-культуристок с картин Бориса Валеджо. Вообще, все происходящее казалось Слабаку нереальным, похожим на сказку в духе "Звездных Войн". Он вспомнил тех чудищ и богатырей, с которыми столкнулись десантники в этом мире... И только трупы его товарищей, усеявшие все пространство вокруг Замка и по дороге к нему, напомнили ему о том, что это отнюдь не сон, а жесткая и необратимая действительность.
Тут отворилась очередная дверь, и они очутились перед огромным бассейном с голубой водой. Стражницы закрыли за ними дверь, и они остались вдвоем. Принцесса достала музыкальный кристалл и вставила его в едва заметный проем в стене. Зазвучали мощные аккорды симфонии. Акустика зала была превосходной и позволяла полностью окунуться в чарующую палитру звуков.
И тут Принцесса вынула из ножен свой короткий, но оч-чень острый меч.
- Зачем?! - только и успел воскликнуть Слабак.
Несколько легких и быстрых взмахов и... разрубленная на лоскутки одежда упала к его ногам. Полными ужаса глазами он смотрел на Принцессу. Она же внимательно разглядывала его, словно оценивая, что за "сокровище" ей досталось. Когда же он понял, что совершенно голый стоит перед девушкой, то стыдливо скрестил руки перед собой, наподобие того, как это делают футболисты, ожидая пенальти. И тут она сделала шаг вперед и легко толкнула его. Слабак не смог удержать равновесие и грохнулся в воду.
Когда он вынырнул, он увидел обнаженную женскую фигуру, ласточкой прогнувшуюся в прыжке. Через мгновение Принцесса вынырнула рядом с ним.
- Что, испугался? - ласково улыбаясь, спросила она.
- Ага...- честно признался он.
- Глупый! Я же люблю тебя! - Принцесса нежно, по-матерински заботливо убрала мокрую прядь у него со лба. - Думал, я хочу тебя убить?
- Ну, кто тебя знает... Мне еще никогда не приходилось иметь дело с принцессами...
- А с женщинами вообще, тебе приходилось иметь дело?
- Честно говоря, нет.
Она засмеялась.
- Ну, ничего. Знаешь, я ведь тоже девственница.
Он понимающе кивнул.
- Но мы, ведь, поможем друг другу избавиться от этого недостатка, правда? - она обняла его и заглянула прямо в глаза.
Словно загипнотезированный, он положил ладони на ее тонкую талию и поцеловал.
Что было потом, он помнил как-то смутно. Все смешалось в один ослепительный танец любви. Время, пространство, ничего теперь не существовало, были только их жаркие тела и глаза любимой, полные света и тепла.
Слабак очнулся в большой, мягкой постели. Рядом безмятежным сном удовлетворенной страсти спала Принцесса. Ее рука покоилась на его груди. Он осторожно снял ее руку и тихо, чтобы не разбудить жену, слез с кровати. Во всем теле чувствовалась какая-то легкость, душа была переполнена радостью и настоящим, человеческим счастьем. Да, сейчас он понял. В этом мире накачанных мышц и кулаков именно женщина была сильным полом. Ей, сильной и духом, и телом, не нужен был мускулистый жлоб с узким лбом и мышцами вместо мозгов. Именно такой хилый интеллигент, как он, преданный своей музе и любви, мог покорить ее сердце. Вчера она, в перерывах между ласками, говорила ему, осыпая поцелуями благодарности его сухопарое тело, что полюбила его с первого взгляда, когда увидела, как он, в своем застиранном комбинезоне десантника пел ей серенады. Несомненно, это был триумф. Его триумф.
Триумф Слабака.

27.01.1998



Еврейское счастье - это перерыв между двумя несчастьями...
Статус: нет меня
 
Евгрид #116 | Четверг, 25.01.2018, 22:14
Автор темы
Бунтующий
Постоянные пациенты
Юзер-бар +
Евгений Добрушин

Бесплатный сыр

- Это работает! – закричал Эдик с порога. – Слышишь, брателло?! Я уже начал получать дивиденды!
- И много ты получил? – Навроди-старший недоверчиво посмотрел на брата.
- Сто процентов! Прикинь? Мне вернулась вся сумма! А ведь не прошло и двух месяцев!
- Хм… - Олег почесал затылок. Все это выглядело очень соблазнительно. – И что, эти стрекозы с Сириуса в самом деле…
- Они платят! Понимаешь? Реально платят!
- Где-то тут подвох… Все это так смахивает на лохотрон…
- Но это работает! – как заклинание повторял Эдуард.
- Лохотрон тоже работает.
- Но это работает!
- Да чего ты заладил: «работает, работает»! Работать надо, а не халявы искать!
- Ха! – воскликнул брат. - Честный труженик нашелся! А кто совсем недавно торговал ваучерами? Еще песенку распевал: «Если б знали вы, как мне дороги подмосковные ваучера!»
- Ну и что? Я же их не воровал! Скупал и продавал. Какие проблемы? Честная торговля!
- Честная?! С тремястами процентами прибыли…
- Все! Свободен!
- Да пошел ты! – Эдик развернулся, стремительно вышел из комнаты и захлопнул за собою дверь.
Олег сел за свой письменный стол и достал записную книжку. Идея легкой и быстрой наживы не шла у него из головы. Он подсчитал, что, рискнув сотней-другой долларов, через пару лет он заработает больше ста тысяч «зеленых».
«А! Была-не-была!»
Олег Навроди достал из кармана пиджака стольник и пошел к офису «Артемиды».
Гигантская голубая стрекоза, с огромными сетчатыми глазами и тонкими перепончатыми крыльями сидела за прилавком. К ней стояла большая очередь. Спросив, кто последний, Олег терпеливо стал ждать. Через час он уже выходил из помещения, прижимая ватку к проколотому пальчику и держа в другой руке заветную пачку акций, в количестве десяти штук. Десять баксов каждая.
«Вот варвары! - думал Навроди. – Какая идиотская процедура – расписываться кровью! Прямо, Фауст какой-то! С Воландом в придачу…»
Навстречу ему попался Васька Нукнов, бывший одноклассник. Увидев ватку на пальце, он сразу обо всем догадался.
- Поздравляю! – язвительно сказал он. – Нашего полку халявщиков прибыло!
И Васька потряс в воздухе еще большей пачкой акций со стрекозами на глянцевой поверхности.
- Слушай, Васек, - спросил робко Навроди, - а они че, каждый раз так пальцы колоть будут?
- Не! Это только в первый раз так. Дальше «усе будэ отомотычно и бэз промаху»! Гы!..
Когда Олег пришел домой, то увидел там Эдика с сияющей физиономией счастливого человека. Похоже, тот первый раз в жизни был настолько счастлив.
- Ты чего такой довольный? – спросил его брат.
- Вот! – тот открыл толстый чемодан. Чемодан был доверху набит акциями «Артемиды».
- Откуда? – удивился старший.
- Откуда, откуда! От верблюда! Точнее, от стрекозоидов, наших братьев по разуму!
- Ты что, их украл?
- Зачэм абыжаеш, дарагой! – с кавказским акцентом проговорил Эдик.
- Где взял столько, я спрашиваю?! – повысил голос Олег.
- «Где взял, где взял?! Купил! – где взял…» - процитировал старый анекдот брат.
- На какие шиши?
- Ну, какие шиши в нашей глуши?.. Рубли, разумеется! Они рубли тоже принимают. Миллион рублей – словно воробей – чирик – и нету!
- Ты точно с приветом! – ему в рифму ответил старший Навроди.
- Да и ты, тоже, я смотрю… - подмигнул ему младший брат, взглядом указывая на ватку.
Олег с остервенением отодрал ее от пальца и выбросил в мусорное ведро. Чтоб глаза не мозолила.
- Ладно, брателло! – Эдик не хотел ссориться. – Давай, что ли, обмоем это дело? – и достал из кармана пальто «маленькую».
Навроди-старший посмотрел на водку, облизнулся и полез в шкаф за рюмками.
Вскоре оба брата уже весело распевали: «Нам песня строить и жить помогает!..»

Прошло два года.
Олег проснулся рано. Настроение было отличное. Сегодня он собирался реализовывать все свои акции «Артемиды». Дело пахло шестизначной суммой в долларах.
Но сначала надо было пописать. Ну, понятно… С этого начинается каждый день любого человека…
Олег Навроди зашел в туалет и достал болт.
Именно это было в его трусах. Болт был большой. Сантиметров двадцать. Таким можно было только гордиться. И резьба у него была хорошая. Блестящая, такая, резьба… Никакой ржавчины!
«Господи!» - ужаснулся он. – «Я – РОБОТ!»
Да. На него из зеркала смотрел железный человек. Робот. В него он превратился за одну ночь.
Навроди заметался по квартире.
«Какой кошмар!»
Он не знал, что делать!
Наспех натянув на себя одежду (хотя, роботу одежда была уже не нужна) он выскочил на улицу. На улице было полно народу. Роботов.
Кругом роботы!
И ни одного живого человека!
- Граждане россияне! – раздался голос в репродукторе. – Цивилизация Сириуса предлагает вам сотрудничество и дружбу! Теперь вы будете жить вечно и счастливо. От вас требуется только беспрекословное выполнение наших приказов. Вы дарите нам вечный труд, мы вам – вечную жизнь. Просим вас проследовать на наш корабль!
Навроди хотел закричать, но понял, что теперь не может говорить. У него даже не было рта! «Мы не рабы… - вертелось в его мозгу. – Рабы немы!»
В Древнем Египте рабы строили пирамиды для фараонов. Теперь он тоже стал рабом.
И повинуясь своему телу, вдруг ставшему послушным чужой воле, Олег Навроди последовал к огромной пирамиде-звездолету, видневшемуся из-за крыш домов. Он маршировал в колонне таких же роботов молча и обреченно. В мозгу играл фашистский марш «Хорст-Унд-Вессель» так замечательно исполняемый советским военным оркестром: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью!..»
Видимо на эту волну был настроен радиоприемник робота, в оболочке которого он теперь был. Вдруг, на картинку бытия, теперь уже не столь радостного, наложилась другая картинка. В ней он разобрал схему. Схему того, как он стал роботом. На листе бумаги, к которому он прикладывал ранку на пальце, чтобы расписаться, инопланетянами были посеяны споры нано-роботов. Проникнув к нему в кровь, они размножились в его организме, после чего, за одну ночь, полностью перестроили его, оставив живым только мозг. Все остальное было заменено на искусственные материалы и сталь. Сталь была взята с ближайшего завода, который приобрела корпорация «Артемида» на деньги акционеров. Там же были созданы оболочки для роботов с помощью других умных машин, прилетевших на Землю вместе со стрекозоидами Сириуса. ИМ нужен был мозг человека. И ОНИ его получили. В избытке.
Теперь они улетали. И забирали свою добычу…
Навроди не хотел быть роботом. И не хотел улетать. Но он был рабом своей оболочки!
Последним усилием воли он сделал попытку остановиться и… Проснулся!

- Слава Богу! – воскликнул Олег Навроди. - Это был только сон…
Он подошел к зеркалу.
На него смотрел симпатичный смуглый мужчина, лет тридцати, с пышной шевелюрой, рельефной мускулатурой и мужественным выражением лица.
- Ха! – сказал он себе. – А ведь это идея!
Тут же набрал телефон своего брата Эдика.
- Слушай, братан! – сказал он. – у меня вот такой созрел план… Мы обещаем семьсот процентов годовых. Акционеры подписывают бумагу о доверии. То есть все держится на честном слове. «На честном слове, и на одном крыле!..» - пропел он слова известной песни.
- И что? – не понял его Навроди-младший.
- А то! – воскликнул старшой.- Раскручиваем финансовую пирамиду, и через пару лет сматываем удочки. Ведь у нас все на доверии… Сечешь?..
- Вроде… Я же Навроди!
- Молодец! Кстати… Компанию думаю назвать АО ННН.
- А третьим кто будет?
- А, Васька Нукнов! У него «бабки» есть. Акционерное Общество Навроди-Навроди-Нукнов. АО ННН. Гадидзэ?
- Гадидзэ!

«Мы рождены, чтоб сказку сделать былью!..» - запел Олег Навроди, положив трубку телефона, и пошел в туалет. Пописать…

3.08.2008



Еврейское счастье - это перерыв между двумя несчастьями...
Статус: нет меня
 
zarim #117 | Пятница, 26.01.2018, 11:27
Охотник
Юзер-бар +
Ожидал больше мистики в сюжете, после "подписи кровью", но и роботы пойдут (МММ вечно) biggrin


В моей голове - конституционная монархия:
Царь вроде бы есть, но реальная власть принадлежит тараканам...
Наш Арт-Журнал "Ковчег"
Статус: нет меня
 
Евгрид #118 | Пятница, 26.01.2018, 23:57
Автор темы
Бунтующий
Постоянные пациенты
Юзер-бар +
Евгений Добрушин

Наваждение

- Тормози! Тормози, черт тебя подери!
Танк замер, как вкопанный.
- Ты че, совсем дурной стал, Йорам? Кругом поля! Тебе уже здесь засады мерещатся? – водитель был зол, но команду выполнил сразу.
- Заткнись, Мойша! Вызываю бригаду саперов! – последнюю фразу Йорам сказал уже в рацию.
- Чего там у вас стряслось? – отозвался командир саперов.
- Дорога заминирована.
- Что, новые разведданные?
- Самые, что ни на есть, новые.
- Сейчас будем.
Йорам достал из кармана пачку «ноблеса» и чиркнул кремнием зажигалки. Огня не было. Он снова чиркнул. Тот же результат. Со злости, он шваркнул зажигалку о броню. И проснулся. «Вот так всегда», - с досадой подумал он и потянулся за протезами. Надо было идти в туалет.
Протезов нигде не было.
«Наверное, мать опять куда-то их убрала. Ну, сколько можно ей говорить, чтоб не трогала мои вещи!»
От неловкого движения руки, одеяло соскользнуло на пол, и он увидел… собственные ноги! Нормальные, здоровые, целые и невредимые, крепкие ноги молодого парня!
От неожиданности, он сел на постели. Спустил ноги на пол. Вскочил. Здоров! Здоров
и невредим!
- Ура-аа!
Йорам заскакал по комнате, запрыгал на одной ноге, на двух, сделал несколько приседаний.
Но - как? Еще вчера он, ложась спать, отстегнул протезы, положил их под кровать…
Еще вчера он был безногим инвалидом, а сегодня…
Он пошел в туалет. От радости, он никак не мог успокоиться и пописать.
Наконец, справившись с этой проблемой, он слил воду и направился в ванную.
Под душем за занавеской мылась женщина.
- Извини, мама! – Йорам тут же вышел и закрыл за собой дверь.
«Странно, - думал он, - обычно она закрывает дверь на защелку, когда купается».
Ему некогда было ждать. Он распечатал новую упаковку с зубной щеткой и пастой, почистил зубы на кухне и поставил кипятиться воду в чайнике.
- С каких это пор ты стал называть меня мамой? – в дверях кухни стояла Рина и вытирала мокрые волосы полотенцем.
- Рина?! – удивился парень. – Что ты здесь делаешь?
- Мы же вчера поженились! Ты что, забыл?
- Поженились? Так ты - моя жена?!
- Да. Ты не рад?
- Я? Да я счастлив просто!
Йорам решил, что он сошел с ума. Не бывает столько чудес в один день!
- Ты и в правду счастлив?
- Абсолютно!
- Тогда поцелуй меня!
- Я?
- Ну, да! Ты же мой муж. Или нет?
- Муж. Наверное…
- Так будешь целовать или нет? – девушка уже начала обижаться.
Он подошел к ней и обнял. Судя по всему, под тонким шелковым халатом, на ней ничего не было. Их губы встретились. Первый раз в жизни он целовался с девушкой. Да еще с какой! В Рину он был влюблен с первого класса…
После того взрыва, он остался без ног. Да, армия дала ему большую пенсию, кучу всяких льгот, но разве все это могло заменить пару самых обычных, но здоровых и крепких ног? Разве мог он «повесить» себя, инвалида, «на шею» этой девушке? Он даже подойти к ней боялся. Ее выдали замуж за какого-то Ицика из Пардес-Каца. Как он его ненавидел! Говорят, тот «закосил» от армии – прикинулся шизофреником. Козел!
- Между прочим, - сказала Рина, когда он, наконец, оторвался от ее губ, - брачной ночи у нас с тобой еще не было.
- Что же мы делали ночью? – удивился Йорам.
- Как что? – в свою очередь удивилась девушка. – То же, что и все молодожены
– деньги считали.
- И сколько у нас денег?
- Если учесть, что на свадьбу ушло десять тысяч, то, за вычитом этой суммы, осталось около трех.
- Не густо.
- Знаешь, кто дал больше всех?
- Кто?
- Твой Мойша.
- Какой Мойша?
- Мойша Кацман.
- Кацман?! Он же погиб!
- Как погиб? Когда?
- Тогда! Когда я ноги потерял!
- Чего-о?
- Тогда вся команда наша погибла. Я один остался в живых. Только ноги оторвало. Вот до сих пор! – он провел ребром ладони по колену.
- Прикалываешься? Ну-ну.
- Ничего я не прикалываюсь. Это все сон! Я знаю! Сон это! И когда я проснусь, снова буду без ног!
От резкой пощечины он чуть не отлетел в сторону.
- Не смей так шутить! – Рина разозлилась.
Он потер щеку. Щека вся горела от удара. Нет. Похоже, это был не сон.
- Ты чего меня бьешь? – оторопел он.
- Потому что, такими вещами не шутят.
- Я не шучу.
- Дурак!
Она повернулась и ушла в комнату.
Йорам сел на табуретку и закрыл голову руками. Неужели он сошел с ума?
Надо позвонить Мойше. Он по памяти набрал номер друга.
- Да, - услышал он в трубке до боли знакомый голос.
- Мойша?
- Йорам?
- Ты жив?!
- Вроде… А что?
- А Борис?
- Что «Борис»?
- Он тоже жив?
- Слушай, друган, что с тобой? Ты что, после первой брачной ночи совсем окосел?
- Так, - Йорам стал тереть лоб. Он еще никак не мог свыкнуться с новой реальностью. – Слушай, Мойша, можно я к тебе сейчас подойду?
- Подходи. А Рина не обидится?
- Не знаю. Она, похоже, уже обиделась.
- Что, у тебя не встал?
- Ты как был озабоченным, так озабоченным и остался.
- Чья бы корова мычала, а твоя бы молчала. Гы-гы!
- А где Борис?
- Где, где! В Караганде! В Хайфу уехал два часа тому назад. Домой к себе. Переночевал у меня, и уехал.
- А Шмулик?
- И он с ним уехал.
- Он тоже жив?!
- Иди к черту!
Мойша повесил трубку.
Йорам подошел к окну. Знакомый пейзаж новостроек все больше придавал уверенности в том, что это явь.
- Милый… - он почувствовал на своем плече женскую ладонь. – Пойдем…
Рина повела его в спальню.
- Еще ни один мужчина не видел меня обнаженной, - сказала она.
- Да? Ты девственница?
- Удивительно, правда? Сейчас замуж девушками выходят только религиозные.
- Знаешь, у меня тоже еще никого не было…
Она сделала легкое движение, и тонкий белый шелк упал к ее ногам.
Девушка была божественно красива!..
Не выдержав переполнявших его чувств, Йорам упал перед ней на колени и прижался губами к ее нежному телу…
- Как я тебя люблю! Милая моя…
А потом было то, что он запомнит на всю свою жизнь…
- Как мы назовем нашего первенца? – спросила молодая женщина, когда они, удовлетворенные и опустошенные, лежали, обнявшись, в мокрой от любовного пота постели.
- Моше, - ответил Йорам, не думая.
- Почему?
- В честь моего лучшего друга. Которого, я уже один раз потерял, и сегодня приобрел вновь.
- Ты что, с ним ссорился?
- Никогда!
- Ах, да! Слушай, а что это за заморочки у тебя, по поводу инвалидности, что все твои друзья погибли?
- Не знаю. Похоже, мне все это приснилось.
- Ну. Дай Бог!
- А если родится девочка, мы назовем ее Рахелью, в честь моей прабабки.
- Это той, что в тридцатых годах приехала сюда из Польши?
- Из Белоруссии.
- У меня по материнской линии дед тоже из Белоруссии. А бабушка из Марокко.
- Марокканка и поляк – самый популярный брак. Звонок в дверь отвлек их от разговора.
- Пойду, открою, - сказал Йорам, и стал одеваться.
- Хорошо. А я посплю еще, пожалуй, - Рина взбила подушку и повернулась на другой бок.
Это был Мойша.
- Привет, братан! – сказал он, заходя в квартиру.
Йорам чуть не бросился ему в объятья. Полгода назад он был на его похоронах, а теперь вновь видел его живым и здоровым.
- Чего это у тебя глаза на мокром месте? - спросил Мойша.
- Да так, - пожал плечом Йорам, - аллергия, наверно.
- Слушай, - сказал гость, усаживаясь на диван в салоне, - а что ты там нес по поводу меня, Бориса, Шмулика?
- Что я нес?
- Ну, что мы, мол, того, гикнулись?
- Да ладно. Ерунда какая-то приснилась…
- Кончай врать! Колись, давай! Что случилось?
- Ладно. Я все расскажу. Но ты решишь, что я спятил.
- Ничего я не решу. Это психиатры будут решать. Гы-гы!
- Тогда ничего не буду рассказывать…
- Ну, извини! Я же пошутил! Никто тебя сумасшедшим не считает.
- Знаешь, Мойша, я сам не верю своему счастью.
- Это ты о Рине?
- Да. И не только это.
- А что еще?
- Понимаешь… я… Еще вчера я был без ног!
- Как это «без ног»?
- Вот так. Полгода назад мы в Ливане подорвались на мине. Прямо посреди поля, на проселочной дороге. Разведка не знала, что дорога заминирована. В том районе боевые действия не велись. Оказалось, просочилась информация, и арабы узнали о нашем марш-броске. Ну, и заминировали дорогу. Наш танк был первым. Все погибли, кроме меня. Я остался без ног. Рина потом вышла замуж за какого-то урода из Пардес-Каца. А я жил один с родителями. Получал армейскую пенсию и пописывал статейки в местную газетку…
- Ни хрена себе!
- Мне уже ничего не светило, понимаешь? Я был - все – на обочине жизни. До конца дней!
- Так вот откуда ты знал об этих минах!
- Что знал?
- Тебя даже «Шабак» допрашивал с «Моссадом» - откуда ты узнал, что дорога заминирована. Ты остановил колонну за десять метров до мин. Наши тебя до сих пор «ясновидцем» называют. За глаза, конечно.
- Чудеса!
Приятели замолчали. Мойша достал «мальборо» и закурил. - Знаешь, Йорам, говорят, есть параллельный мир. И что иногда эти миры
пересекаются…
Щелкнул замок, и дверь открылась. На пороге стояли родители Йорама.
- Привет, молодежен! – сказал отец.
- Здравствуй, папа.
- Здравствуйте, малыши, - для мамы они все еще оставались детьми. – Сейчас будем обедать. Где Рина?
- Спит.
- Ну и ладно. Не будем ее будить…

- Тормози! Тормози, черт тебя подери! Танк замер, как вкопанный.
- Ты че, совсем дурной стал, Йорам? Кругом поля! Тебе уже здесь засады мерещатся? – водитель был зол, но команду выполнил сразу.
- Заткнись, Мойша! Вызываю бригаду саперов! – последнюю фразу Йорам сказал уже в рацию.
- Чего там у вас стряслось? – отозвался командир саперов.
- Дорога заминирована.
- Что, новые разведданные?
- Самые, что ни на есть, новые.
- Сейчас будем.
Йорам достал из кармана пачку «ноблеса» и чиркнул кремнием зажигалки. Огня не было. Он снова чиркнул. Тот же результат.
«Только бы не проснуться, - думал он. – Вдруг, опять окажусь без ног? Вдруг, я опять вернусь в тот мир? Только бы не проснуться…»

19.06.05



Еврейское счастье - это перерыв между двумя несчастьями...
Статус: нет меня
 
Сильвео #119 | Суббота, 27.01.2018, 17:52
Буйный пони
Поступившие в отделение
Юзер-бар +
Евгрид очень интересные сказки.
Статус: нет меня
 
Евгрид #120 | Воскресенье, 28.01.2018, 00:42
Автор темы
Бунтующий
Постоянные пациенты
Юзер-бар +
Цитата Сильвео ()
Евгрид очень интересные сказки.


Спасибо! Еще буду выкладывать.



Еврейское счастье - это перерыв между двумя несчастьями...
Статус: нет меня
 
Форум » Душевное общение » Творчество » Стихи и проза » Этот фантастический мир (мое творчество)
Страница 8 из 11«1267891011»
Поиск:

 Открыть форму: Новый ответ


[ Новые сообщения на форуме ]



Форма входа

Авторизация через соцсети

Логин:
Пароль: